Многие хотят финишировать в IRONMAN быстрее 10 часов или пробежать марафон быстрее 3 часов, но мало у кого это получается.

У Алексея Голубых получилось и то, и другое в одном сезоне.

Читайте подробности в нашем post-season интервью.


— У тебя сейчас отдых от тренировок после марафона в Нью-Йорке. Но по Страве вижу, что с утра ты уже потренировался и проплыл 4 км. Сложно совсем без тренировок?
— Основная идея в том, чтобы продолжать чем-то заниматься, потому что форма уходит достаточно быстро. Во всяком случае у меня. За две-три недели она сильно ухудшается. И хотелось бы поддерживать ее двумя-тремя тренировками в неделю. Я присоединился к группе I Love Swimming, программа Masters. Они плавают два раза в неделю в Олимпийском в 7 утра. Группу сложно найти, их почти нет по правде.

Бегаю десятки в темпе 5 минут. Беговая форма уходит еще быстрее, и до начала лыжного сезона буду продолжать бегать в поддерживающем режиме. И наверное, это будет последний сезон с лыжами. Тренер ставит в план IM Texas, это апрель 2019 года. И пробовать по результатам этого старта попасть на «остров».
— Это обычная практика с тренером делать длительный отдых и заниматься другим видом спорта?
— После сезона 2016 года я так же делал перерыв в тренировках и межсезонье. Тогда я много бегал на лыжах, в среднем 3 раза в неделю. Станок при этом я крутил раз 6 за все межсезонье. Лыжи и велосипед по механике похожи и потом, чтобы переключиться с лыж на велосипед мне нужно недели две. Получается отличная синергия. Катаюсь только коньком, классику не делаю.
— Какая у тебя сейчас скорость на 1000 метрах в бассейне?
— Ну, на IM Kopenhagen я проплыл дистанцию за 1:05:30, что для меня очень хорошо. Я планировал, что проплыву за 1:10. В этому году я только 23 раза был в бассейне, что очень мало! Это лишь раз в неделю плавания.
— Ты мало плаваешь, но за 35 минут проплываешь уже с первой «половинки». Спортивная биография?
— Все достаточно просто. Я около 5 лет плавал в юношеской школе, результаты в районе I/II разряда, и потом около года — в США за университет. Не было каких-то феноменальных результатов, просто был в команде университета.

И вот сейчас добавляться в какую-либо группу — это классно. Каждая группа мотивирует! Порой, когда плаваешь самостоятельно, то начинаешь считать каждую плитку, людей на дорожке, смотреть на часы и мечтать о сауне. А сегодня я первый раз взглянул на часы и уже было три километра.

В школе бегал, периодически выступал на школьных соревнованиях. Это не спортивная школа, но физрук что-то во мне увидел. Наверное, способность терпеть на дистанции. Обычно это был кросс, 5—10 км. Не занимал никаких высоких мест, но это было отличное ОФП. И лыжи, их было много.
— Твоя первая гонка, которая попала в статистику на Tristats — это IRONMAN 70.3 St.Polten 2015. Твой путь в триатлоне начался сразу с половинки, или какие-то старты просто не попали в статистику?
— Их не было. Первый старт — это МТБ-спринт в мае. Было весело, там я впервые «убрался» на велосипеде, через руль. Все по классической программе, когда очень уверен в себе и упираешься изо всех сил. Встал, закончил соревнования и только потом понял, что треснул шлем.

Я начинал кататься на шоссейном велосипеде еще в 2013 году. Но это был неполный сезон, так как меня сбила машина, когда я ехал на велосипеде. Было достаточно неприятно, но со мной все было в порядке. Правда потом шоссейный велосипед отошел на второй план.

В 2014 году я купил карбоновый велосипед на Shimano 105, а предыдущий был, кажется, хром-молибденовый. К покупке экипировке и вещам я подхожу начиная с базовых уровней. Не сразу, но Scott Plasma все-таки купил.

В январе 2015 я познакомился с Мишей Громовым. До этого была встреча с Виктором Жидковым, с которым как оказалось, мы ранее работали вместе в банке. Так сложилось, что встречаясь с Витей, я уже записался на половинку.
— У тебя совсем немного стартов в триатлоне. В 2015 — один, в 2016 — три, в 2017 — два.
— У меня нет хорошего времени на половинке. IRONMAN 70.3 St.Polten был первым стартом (5:30), а на IRONMAN 70.3 Mallorca 2016 (5:33) было очень много воды. По ощущениям он очень сложно дался.

В 2015 году у меня еще был первый марафон (Московский марафон, 3:25). Не всегда нужно много стартовать. Концепция 2016 года была в том, чтобы попробовать стартовать больше. Было много хороших стартов: три марафона, один из которых Анапа — Абрау Дюрсо. Но все это тяжело легло на ноги. Такой беговой объем нужно подкреплять велосипедом, как показал удачный сезон 2017 года.

В этом сезоне базой был велосипед, я проехал порядка 4000 км. И это был правильный симбиоз. Вообще нужно всеми тремя видами спорта заниматься. Я пытался делать акцент на что-то одно, но хорошая синергия получается от тренировки всех трех видов. Даже четырех — еще лыжи.
— Первую железную дистанцию ты сделал на легендарном Challenge Roth 2016 сразу со временем 10:50. Чем запомнился этот старт?
— Challenge Roth очень понравился, думаю, что еще вернусь. Слоты быстро заканчиваются, но их можно «поймать» и в декабре.

На самом деле июль для первого старта это немного рано. Идеально для нашего климата — это старт в Копенгагене, конец августа. Идеальное соотношение, когда ты можешь добавить в подготовку еще больше велосипеда. В моем случае — это еще плюс 1000 км.

Копенгаген в этом году совпал со спринтом в Крылатском, который тоже отличный старт. В коротких дистанциях есть своя прелесть: «всего час и отстрелялся». Все происходит динамично, обычно встречаешь много знакомых и друзей.
— На IRONMAN Copenhagen 2017 ты улучшил время на час — 9:52. И в этом же году финишировал на марафоне в Нью Йорке за 2:58. Покорение этих цифр — это главная цель 2017 года?
— Так получилось, что 2017 год был не самым простым. И нужно было как-то отвлекаться. Спорт очень хорошо лег на всё это в целом. Да, мне важно ставить галочки напротив каких-то своих таргетов. Это все путешествие, но не конечная остановка. Да, мы делаем первый IM и надеемся улучшить время, но я не думал, что войду в эти 10 часов.

Но все же оно получилось, удачный марафон за 3:19. Наверное, в том числе, потому что не доработал на велосипеде. На самом деле в Копенгагене жесткая погода, было холодно! Может идти снег, дождь с порывистым ветром, потом вдруг на два часа солнце, и так весь велоэтап. Это не дает скучать.
— Как появилась идея марафона из 3 часов?
— Логичное продолжение триатлонного сезона — это бег на результат. Цель выйти из 3 часов возникла после сильного бегового этапа в Копенгагене. Марафон в Нью Йорке - это супер место, тут всем стоит побывать! И как в городе, и на марафоне особенно. Я несколько раз пытался зарегистрироваться через лотерею, но там очень низкий процент попадания. В этом году я смог попасть в Нью Йорк через 42km.ru.

Сам марафон очень непростой, особенно вторая половина. На 24 км будет мост между Куинс и Манхэттен, там сильно дует, подъем и скорость падает. К этому нужно быть готовым. Но это сложно: у всех есть план до первого удара по лицу. Мне удалось примкнуть к группе и потерпеть на второй половине.
— Как планируешь следующий сезон?
— Спортивный сезон 2018 года должен сложиться очень интересно. В апреле хочу поехать в Пхеньян, Северная Корея, там есть марафон, у которого бронзовый лейбл федерации легкой атлетики. Давно хотел съездить в эту страну, ведь не факт что через 5—10 лет она еще будет существовать.

Это будет зимняя подготовка. Но не вижу проблем добавлять к лыжам тренировки в манеже. Объемы бегаю на улице, в Москве улицы от снега хорошо очищают.

Далее в июне — IRONMAN 70.3 Otepää и потом посмотрим. Если не квалифицируюсь в Эстонии, то выберу еще половинку в Европе, чтобы поехать в Южную Африку в сентябре на IRONMAN 70.3 WORLD CHAMPIONSHIP. Посмотрим, как пойдет. Еще можно попробовать марафон в Берлине и зацепиться за время 2:50, это тоже сентябрь.
— Какие у тебя любимые и нелюбимые тренировки?
— Все меняется. Когда ставишь какую-то цель на беге, то ты к ней идешь и не факт, что это приятно. Например, делать длительные в ноль градусов. Но из таких кирпичей и строится фундамент здания для будущего марафона. Бегать на дорожке 27 км мне не понравилось. Пробовал.

К бегу раньше было достаточно негативное отношение из-за больших объемов. Но тоже изменилось. В этом году по средам я бегал длительные тренировки для подготовки к Копенгагену. Не всегда было просто, но осенью я уже сильно проникся бегом.

Вставать в 6 утра для велотренировки, чтобы до работы успеть в Крылатское, тоже сложно. Но все это можно делать, если правильно структурировать время. Обычно у меня есть и утренняя тренировка, и вечерняя. Я считаю, что ощущение от велосипеда нужно, и нужно хорошо чувствовать дорогу, группу, асфальт. Только станка тут будет недостаточно.
— Какой бы ты другой вид спорт выбрал, если не триатлон?
— Очень нравится велосипед. Но в Москве сложно много накатать, для меня потолок в районе 4—6 тысяч км в год на улице, включая сборы. Триатлетом, пожалуй, в Москве даже проще быть, чем велосипедистом. Мы не живем на Майорке, я не питаю иллюзий, что я могу ездить по всем дорогам безопасно.

Я всегда играл в теннис. Но там есть другие проблемы, достаточно однобокое развитие. Ракетку мы держим одной рукой и там нет баланса, хотя игра очень классная. Но в Москве сложно снять корт, найти партнера для тренировок. Триатлон гармоничен тем, что надел кроссовки и побежал делать свою тренировку в любой момент.

Пока что хочется прогрессировать в триатлоне: есть хорошая динамика, понимание, куда можно расти и достаточно хорошие показатели в этом году.
— Какую ценность от работы с тренером ты получаешь?
— Основное — это тренировочный план. При моем рабочем графике в среднем 10—11 часов в день возможность менять и подстраивать план очень важна. В начале недели я просто смотрю план, и мы корректируем его, если не смогу где-то потренироваться. Бывают моменты, когда нужно что-то экстренно подвинуть. Что не хватает: наверное, совместных тренировок.
— Много ли друзей тоже начали заниматься триатлоном на твоем примере?
— Триатлоном скорее нет, но в принципе спортом да, больше. Триатлон хороший спорт, в нем каждый может себя найти, кто умеет планировать свое время, придерживаться графика и выделить 5—10 часов в неделю на тренировки. Для меня это вполне логично заниматься циклическими видами спорта, так как есть спортивное прошлое в детстве. И это хороший пример для сына, сейчас он хочет бегать «как папа».